О булате (Часть 2)

«ДОРОГОВИЗНА СОДЕЛЫВАЕТ СЕЙ СПОСОБ НЕДОСТАТОЧНЫМ…»
Первые исследования булата носили, пожалуй, рекламный характер: англичане, чья сталь считалась (кстати, заслуженно) лучшей, решили доказать, что она ни в чем не уступает булату. Но для этого нужно было узнать, что есть булат. В начале прошлого века образцы настоящего индийского вутца передали в Лондонское Королевское общество, где ими занялся молодой, но уже известный ученому миру Майкл Фарадей.

Содержание углерода в булатной стали оказалось очень высоким — 1,3-1,7%, а в отдельных образцах и до 2%, что соответствует уже не стали, а чугуну. Нашли в булате также примесь алюминия. Затем выплавили образцы алюминированной стали, и на ней действительно оказались узоры!

Задачу посчитали решенной. Однако вскоре выяснилось, что сталь с алюминием, так же как и сталь с добавками серебра, золота и платины, напоминает булатную сталь только узором на поверхности. Что же до прочности, твердости и гибкости — увы… Мало того, французские металлурги, повторившие эти опыты, пришли к выводу, что сталь со столь высоким содержанием углерода вообще нельзя ковать. Состав стал известен, зато появилась загадка технологии. Лишь Павлу Петровичу Аносову удалось частично решить ее. Об этом говорилось немало, в том числе и в «Химии и жизни» (например, в № 11 за 1966 г.), но, пожалуй, в излишне оптимистических тонах, так что у читателя могло сложиться впечатление, будто еще в прошлом веке все проблемы булата были решены.

Горный инженер, начальник Златоустовских заводов генерал-майор П. П. Аносов заложил основы русской металлургической и металловедческой науки. Булатом он начал заниматься в 1828 г. по поручению Горного ведомства, и работа эта продолжалась девять лет. После огромного числа опытов были получены, наконец, образцы булатных клинков.

Вначале Аносов повторил опыты Фарадея и подтвердил его результаты: примеси алюминия, платины и некоторых других металлов дают узорчатую сталь, но небулат. Установив, что свойства стали зависят от содержания и способа введения углерода, Аносов перепробовал десятки добавок, содержащих углерод, включая редкие сорта дерева и слоновую кость. И наконец был получен настоящий булат-хоросан с сетчатым узором на темно-коричневом, с красноватым отливом, грунте. А получился он при сплавлении мягкого железа с графитом в закрытом тигле после длительной выдержки. Слиток охлаждали вместе с печью, отжигали и ковали при низкой (850-650°С) температуре, закаливали в горячем сале и отпускали в горне по цвету — от синего на обухе (300°С) до желтого на лезвии (230°С).

Кажется, просто? Однако плавка за плавкой не приносила желаемого результата, и только в некоторых опытах, будто случайно, булат получался…

П. П. Аносову удалось узнать многое. Например, он обнаружил, что булат не получится, если: сталь разлить в изложницы; ковать слишком быстро или слишком медленно; температура плавления слишком высока; объем слитка слишком велик… И еще много разных «если». Но как и почему булат все же получается, Аносов мог только предположить (хотя почти все его догадки оказались верными). «Дороговизна соделывает сей способ недостаточным для введения в большом виде, — писал Аносов. — Но он знакомит и со способом древних, и с причиной драгоценности совершенных азиатских булатов, ибо древние скорее могли попасть на способ простой, нежели сложный».

Итак, булат есть порождение древней металлургии, имевшей дело с очень чистыми и богатыми окисными рудами, которые восстанавливались при температурах до 1400°С (ниже точки плавления железа — при ручном дутье, мехами, более высокую температуру получить трудно). Плавку вели в малых печах и тиглях и ковали не очень горячий металл довольно медленно. Металлургия пошла другим путем, увеличивая выпуск стали и интенсифицируя труд. Проще и дешевле сделать тысячу зубил из обычного металла, чем одно из булата.

Вслед за П. П. Аносовым булатом занимались Д. К. Чернов, Н. И. Беляев, А. Л. Бабошин и другие. Из их работ следовал вывод, что промышленными способами получить булат невозможно. Наконец, уже после революции в Днепропетровском горном институте профессор А. П. Виноградов подробно исследовал историю и технологию булатной стали. Он установил, что узорчатую сталь типа булата можно приготовить плавкой с неполным расплавлением шихты, при пониженной температуре, что цвет грунта и узора зависят от состава шихты, а узор приобретает свою окончательную форму при многократной ковке.

В отделе оружия Государственного Исторического музея хранится авторское свидетельство за № 116334 от 18 февраля 1955 г.: «Способ изготовления слитков булатной стали», а рядом на стенде — кортик и полированные плитки с причудливым узором, изготовленные изобретателями И. Н. Голиковым, П. В. Васильевым и др. Означает ли это, что о булате известно все? Увы. Даже сейчас, когда металлами занимается не одна, а по меньшей мере пять наук, можно определить лишь приблизительно, что же такое булат.
1 2 3 4
Образцы булатного узора. Сверху вниз: полосатый турецкий булат «баяз истамбул» (белый стамбульский); сетчатый булат; персидский сетчатый булат «амели табан» (лучший блестящий); коленчатый персидский булат «кирк нардубан» (сорок ступеней).

About Yaroslav

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *